Рент - порно рассказ и эротическая секс история

      Я должен признать, хоть мне это и неприятно, что я наклонен к излишествам. Мои средства позволяют мне быть расточительным, тем больший соблазн - аскеза. Когда я успеваю схватить себя за руки (монашеский эвфемизм), я отдаю ей дань; но, верно, главная моя страсть - та, о которой узнаешь во сне или в миг первого порыва - совсем другая. В противном случае как объяснить мое хладнокровие (будто я угадал все наперед) и мою готовность, то и другое вместе, когда приятный голосок в трубке с умело-бархатным переливом, излишне опытный, может быть, но эта опытность тоже была мне мила - на свой лад, конечно - спросил у меня, намерен ли я нынче весело провести ночь? В России бы я остерегся; но американский сервис исключает подвох. Ручаюсь, что у меня даже не дрогнул голос. Ни сердце. Я отвечал с улыбкой (адресованной зеркалу в ванной, из которой вышел), что да, намерен, и что так и знал (дословно), "что ваш отель - это веселый дом". Впрочем, по-английски каламбур был плох. Телефон сказал "о-кей" и дал отбой. Я как раз успел распаковать свой сак, принять душ и убедиться, что ни одна из девяти программ-кабелей местного телевиденья меня никогда не заинтересует. И тут услышал стук в дверь. Стук тоже был умелый, легкий, почти случайный, будто кто-то походя, невзначай раза три коснулся пальцем двери. Шорох крыльев ночной бабочки. Я отворил, так же все улыбаясь в пустоту. Что ж: зеленоглазая шатенка. Волосы собраны кверху в пушистый ком. Среднего роста, в форменной мини, ножки стройные, попка круглая, грудь... Да, глаза: она улыбалась, они нет. Так бывает в книгах, но в жизни это редкость, чаще расчет или игра. Я тотчас спросил о причине; я не люблю лишних тайн. Она перестала улыбаться.
     - Ненавижу свою работу, - сообщила она.
     - Хм. Ты не хочешь быть проституткой?
     - Не хочу. (Наш разговор шел по-английски и, боюсь, в переводе он выглядит угловато. К тому же нельзя передать мой акцент.)
     - Так-так, - сказал я. - Почему же ты здесь?
     - Из-за денег.
     - У тебя нет иного способа их добывать?
     - Я студентка. Летом это лучший заработок.
     - Хорошо, - кивнул я. - Тогда начнем. Тебя, кстати, как зовут?
     Вероятно, оттого, что летняя практика и впрямь не нравилась ей, Лили разделась довольно вяло - не так, как я ожидал (смутный расчет, основанный на книгах: Сэлинджер, Сирин, Мисима...) Но результат был тот же: голая девушка с трусиками в руке. Их она робко сунула под матрац.
     - Мне сказали, на всю ночь? - спросила она.
     - Да, - кивнул я. - Я вряд ли смогу быстрее.
     Я не стал с ней церемониться, сам разделся, сдернул прочь плед (черно-синий, колючий) и уложил Лили навзничь поверх простыней, велев ей раздвинуть ноги. Жанр требует подробностей. Я уважаю жанр. У нее были милые, едва видные веснушки, чуть удлиненное (как это часто у белобрысых) лицо, тугие грудки с сосками в доллар, уютный живот и узкая, по моде, грядка волос между ног - она, впрочем, вскоре сбилась и стала похожа на мокрое перо. Раза два Лили хотела пригладить ее пальцами. Кто умеет хорошо плавать (а что еще делать на курорте?), у того есть стиль. Я никогда не любил бесплодных барахтаний, взбрыков, вздрогов и прочей щенячьей возни. Через пять минут ее глаза помутились; через десять она стала стонать. Я дал ей короткий отдых - и бурно довел ее до конца. (Прошу прощения у соседей. На мой взгляд, однако, администрация отеля сама должна брать на себя ответственность за весь этот гам). Когда, полчаса спустя, я поставил Лили раком, она заботливо спрятала рот в подушку-карамель. Раковая шейка (конфеты детства) была хороша... Боюсь, я первый в ее жизни посягнул на ее зад. Не удивительно; американцы вообще пуритане. Во время коротких перерывов я узнавал жалкие подробности ее жизни (теперь уже их не помню). Об одной из них, впрочем, я сказал, не обинуясь, что это - "коровье дерьмо" (идиома). Речь шла, кажется, о смерти - не то ее, не то ее матери. Она сделала вид, что обиделась. Трудно сказать, сколько именно раз она кончила в эту ночь. Те, кто знает американские отели, должно быть, помнят удобство теневых штор и студеную мощь кондиционеров. К утру я продрог до костей и, взглянув вверх, увидел полоску света, тишком пробившегося к нам из окна. Лили сжимала меня в объятьях, что было кстати, она вся горела и твердила, что любит меня. Не хотела брать денег. Умоляла найти ее или дать ей мой телефон. Ее кудряшки опять растрепались - внизу и на голове. Я сказал, что хочу спать. Одел ее (так и забыв навек под матрацем ее трусы), сунул деньги ей в руки и выставил за дверь. Сквозь сон, мне кажется, я слыхал ее всхлипы.
     Но возможно, что это был сон. Повторяю, я не люблю тайн. Все, что я сделал, я сделал нарочно (и очень устал). Но, надо думать, все-таки изменил - в ту или другую сторону, не важно - ее взгляд на ее жизнь. Больше этого никто никому ничего не может дать. Что до меня, то я равнодушен к ней - при всей дивной неге ее тела, которой не отрицаю. Я вовсе не уважаю ее. Мне не нужна подружка-проститутка. И мне все равно, что с ней будет дальше. Это касается всех их, таких, как она. У меня на родине их более чем достаточно. А я не терплю нюни. В этом есть справедливость. Будь я другой, мы бы вовсе не встретились. Где бы я взял деньги на Америку и на нее?
     Это я подарил ей эту ночь. Впрочем, я не хочу оправданий. Каждый волен думать обо мне что угодно. Мне же пора спать. Мне очень хочется спать. Черт возьми! Во Флориде утро.
Похожие истории

Похождения Юлечки. Часть 2

2. В ОТСУТСТВИЕ АНДРЕЯ После лета Андрей и Юлечка переехали в четырёхкомнатную квартиру в элитном доме в Мытищах в жилом комплексе "33 Богатыря". Другая квартира, трёхкомнатная, в другом корпусе этого жилого комплекса была оформлена на Юлечкино имя и была его подарком к свадьбе. Но прожили они вместе недолго: через восемь месяцев Андрей уехал по делам компании в Штаты на два года. Юлечка не смогла поехать с ним в тот момент так как она
Читать далее

Мужик, медведь, лиса и слепень

Начало сказки неизвестно... И не знает, что ему делать. Да потом надумался (мужик), схватил в охапку свою жену и повалил ее на полосу, она кричит, а мужик говорит: - Молчи! Да все свое. Задрал ей сарафан и рубаху и поднял ноги кверху, как можно выше. Медведь увидал, что мужик дерет какую-то бабу, и говорит: - Не, лиса, вы со слепнем как хотите, а
Читать далее

Образ (Глава Пятая. Фотографии)

Фотогpафии я yзнал с пеpвого же взгляда: слабые дyши могyт кyпить такие как pаз в том магазине, где я встpетил Энн. Тепеpь y меня yже не было впечатления, бyдто девyшкy в магазине знали: во всяком слyчае тот, кто обслyживал ее, не был с ней знаком. Экземпляpы, показанные мне Клэp вечеpом, были больше и по качествy гоpаздо лyчше тех фотогpафий, на котоpые я иногда бpосал взгляд, идя по Монмаpтpy. Тогда снимки не пpоизвели на меня глyбок
Читать далее

Типа дневник

Эти записки написаны одним сексуально озабоченным школьником. Это не порнуха, но полный отстой. На немного нетрезвую голову хорошо воспринимается как юмористическое произведение. Итак: Типа, это будет дневник. Неа, не дневник. Неа, типа это и дневник и просто для того, чтобы погнать немного. Или много.   &nb
Читать далее

Сексуальное купе

Первое, что я увидел, проснувшись, была почти голая попка попутчицы с противоположной полки. Мой взгляд уперся в эту едва прикрытую кусочком ткани полупрозрачных трусиков попку и никак не хотел отрываться от приятного зрелища. В купе было жарко и душно, и поэтому неудивительно, что девушка во сне ворочалась, простыня сбилась и предательски выставила на показ интимную часть тела. Дедок на нижней полке мирно похрапывал, выводя какое-то
Читать далее